RU / EN
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 
Главная Карта сайта Новости Контакты   Ссылки  
Главная / Афганистан / Воспоминания участников /

Начало службы. Приморский край.

Отпуск пролетел быстро, и, согласно предписанию, мне предстояло прибыть в Хабаровск, где располагался штаб ДВО и штаб Воздушной Армии. Добираться пришлось на самолете с посадками в Новосибирске и Иркутске. В Хабаровске я встретился с Алексеем Нечунаевым и другими своими однокашниками, направленными для прохождения службы в ДВО. В отделе кадров у Алексея были знакомые и 21 выпускника нашего выпуска, в том числе и нас с Алексеем, отправили в Ленполк, в в/ч 21240.  Полк базировался недалеко от станции Мучная. Добирались сутки на поезде. Нас встретили на вокзале и отвезли в часть.

ДВО был пограничным округом. Конец 70-х годов, так называемая, холодная война в самом разгаре. Отношения с Китаем натянутые в связи с событиями на Даманском. Поэтому в Забайкалье и Дальнем Востоке усиливалась группировка Советских Войск. На протяжение всей границы СССР с КНР строились укрепрайоны с танками, винские части перевооружали на новую технику, формировались вертолетные полки. Поэтому почти 60 выпускников нашего училища отправляли в эти округа: из за большой текучки кадров, их всегда не хватало в этих краях.

Полк, куда нас распределили, носил имя В.И.Ленина. Коротко звучало - «Ленполк». Это имя еще в 1918 году присвоили вновь сформированной революционной эскадрилье. Эскадрилью перебрасывали во многие места Советского Союза, в конце концов она оказалось на Дальнем Востоке. На её базе потом сформировали вертолетный полк. Полк состоял из трех эскадрилий. 1-я и 2-ая летали на Ми-24, а 3-я  - на Ми-8. Первая эскадрилья считалось боевой, в ней служили летчики 1-го и 2-го класса. Вторая эскадрилья считалось учебной, поэтому большинство из нас попало именно в нее на должности летчиков-операторов. Ми-24 в то время - новейший вертолет, созданный для огневой поддержки войск на поле боя. Вертолет 3-го поколения, который до сих пор в различных модификациях состоит на вооружении нашей авиации. Нам предстояло осваивать Ми-24В. Вертолет оснащен УР, НУР. Пулеметом калибра 12,7, а также можно было подвешивать бомбы калибром до 500 кг. Экипаж вертолета состоял из трех человек: командир вертолета, летчик-оператор и бортовой техник. Все мы хотели сразу же стать командирами вертолета, но, как нам сказал командир полка, «сперва этой должности надо добиться». В полку проходили службу ребята, которые закончили  училище ещё до нас в 1975-77 годах. «Сперва» ставили на должность командира вертолета этих ребят. Мы же, для начала, должны были освоить сам вертолет. На теоретическую подготовку нам дали месяц, и, после сдачи зачетов, мы приступили к практическому обучению, началась летная подготовка. Командиром экипажа у меня был Володя Карпов, сибиряк, 77-го года выпуска. Его только-только назначили командиром вертолета. Вместе с ним мне предстояло два года, как  потом оказалось, летать в одном экипаже. Первый год во 2-ой эскадрильи потом в первой.

Командиром нашей части был Вячеслав Магомедович Арчегов, плотный, выше среднего роста мужчина. Сам он, как и положено командиру полка, летал на обоих типах верторлетов. Всех молодых летчиков, в том числе и меня, он сам проверял по летной подготовке. С командиром полка нам повезло, все летчики в полку его уважали. Был справедливым, не боялся ответственности. Его называли экспериментатором.

В то время в нашей державе было плановое хозяйство. Эти явления коснулись и армии. По плану боевой подготовки к концу учебного года в полку должны быть подготовлены летчики 1, 2 и 3 класса. Учебный год в ВС начинался с 1 декабря. Чтобы выполнить план боевой подготовки командир отправлял учебную эскадрилью на запасной аэродром в поселок Вознесенское в 40 км от нашего аэродрома.

Из всех вновьприбывших только трое были холостяками, остальные обзавелись семьями ещё в училище. Нас поселили в так называемом офицерском общежитии. В комнате, размером 3Х4 метра умещались 3-4 кровати, там же был умывальник, туалет общий, в коридоре, один на два этажа. Воду давали три раза в сутки и только холодную. Квартир в гарнизоне на всех семейных не хватало. Поэтому нашим женатикам тоже пришлось жить в нашей общаге, ждать, когда им предоставят жильё. 

После Нового года наша 2 эскадрилья всем составом перелетела на запасной аэродром. Там приступили к полетам, начиная осваивать простейшие упражнения: полеты по кругу, в зону, по маршруту, полеты на предельной малой высоте. Летали мы 4 раза в неделю. Поселили нас к солдатской казарме. Январь месяц - самый холодный период в этих краях, по утрам температура доходила до минус 30-35 градусов. В казарме порой спали разве только снимая унты. Подъём в 5 утра, завтрак в столовой и - на подготовку вертолетов к полетам. В таких экстремальных условиях работал весь личный состав от командира до солдата. В субботу нас возили в баню поселка Вознесенское. Этот день назывался банно-стаканным. Командование разрешало в умеренной дозе личному составу расслабиться. С этим делом в те времена было строго, особенно для летного состава. Но не все слушались, некоторым "не хватало", как у нас на Руси бывает. Над такими подшучивали. Утром они могли проснуться на кроватях, стоящих в умывальнике. После большого возлияния они ничего не помнили.

Так как наш полк был ленинским, командование старалось подготовить вновь назначенный летный состав в составе эскадрильи как можно раньше. Поэтому нам приходилось терпеть такой быт почти до конца марта. Иногда, раз в месяц, мы перелетали на основной аэродром, чтобы получить зарплату, поменять бельё, побыть с семьёй. К концу марта мы уже освоили программу боевой подготовки вертолета Ми-24 в простых метеоусловиях. Нас научили стрелять, бросать бомбы с разных высот, летать в составе пары, звена, эскадрильи. В апреле месяце начинались учения на Сергеевском полигоне, где отрабатывалось взаимодействие с сухопутными войсками, поддержка войск на поле боя. Полигон располагался на пересеченной местности в сопках Приморья, покрытых лесом и кустарниками. Вести ориентировку и летать приходилось на предельно-малой высоте 15-20 метров над верхушками деревьев. Летали в составе пары, иногда звена, это усложняло выполнение задачи, но мы в ходе этих учений приобретали бесценный опыт, который в дальнейшем нам пригодился.

Полк был особый не только на Дальнем Востоке, но и в СССР. По замыслу вышестоящего командования округа и страны мы все должны были быть отличниками. Как то к нам в часть приехал с проверкой командующий ДВО генерал армии Третьяк. Ветеран войны, он был офицером старой закалки, высокого роста в сапогах и при портупее. Нас собрали на подведение итогов прошедшей проверки в офицерском клубе. Естественно, он вскрыл массу недостатков,  особенно по строевой подготовке, которая была любимым коньком офицеров пехоты. Полчаса он отчитывал командира нашей части и его заместителей, описать это невозможно. В конце своего выступления он заявил, что если не ставить полку оценку «отлично», мол, неправильно поймут его в ЦК партии, все-таки единственная часть имени В.И.Ленина. Здесь же своему заместителю по тылу он поставил задачу: построить 2 пятиэтажных дома. Дал на строительство срок полгода. Мы все тогда поразились, ибо жилья в гарнизоне не хватало. Ведь в гарнизоне базировалось два полка, наш и истребительный. И что интересно, эти два дома построили в срок, как и приказал командующий. Правда  дома эти проектировались для мест с теплым климатом, поэтому зимой без обогревателей жить там было невозможно. Но мы были и этому рады. Со временем, когда женился, мне предоставили 2-х комнатную квартиру в одном из этих домов.

Приморский край называли углом Советского Союза. Наша местность находилась на широте города Сочи. Весна начиналась рано и всегда дули южные ветры, поэтому деревья росли с уклоном на север. Летом, когда настигали тайфуны, дождь шел по несколько суток. Край лесов, богатой фауны, много грибов. В лесу встречался виноград, лимонник, орехи, похожие на грецкие, правда кожура была толстая. Ездили мы и за кедровыми орехами в тайгу, набирали  мешками. В общем, летом и осенью было чем заняться. Также можно было поехать в город Владивосток, покупаться в море. Многие ребята увлекались рыбалкой, как зимой, так и летом.

Завершился 1-й год  обучения в полку. Вместе с моим командиром вертолета Володей Карповым меня перевели в первую эскадрилью. По плану боевой подготовки мой командир должен был быть подготовлен на 2-ой класс уже в 1-ой эскадрилье. В ДВО формировались новые подразделения и из нашей части многие уходили в них с повышением. Карьерный рост в ДВО был быстрее, чем в западных округах. Начали подготовку ребят нашего выпуска с командирского сиденья. В их число удалось попасть и мне. Теперь нам приходилось больше летать в СМУ и ночью. Мне же осваивать вертолет самому, учить досконально инструкцию вертолета. Кроме летной подготовки мы занимались и политической. Время такое было, ведь все мы были членами Коммунистической партии. Сейчас не помню, но тогда я был, вроде, в комсомольском бюро 1 эскадрильи. Приходилось заниматься с солдатами срочной службы.

Под Новый 1980 год я был ответственным по подразделению. Собрал нас, офицеров, начальник политотдела подполковник Безбородов Николай Максимович, и сказал, что, по просьбе Афганского правительства, наше государство начало вводить войска в Демократическую Республику Афганистан, что нужно помочь братскому народу отстоять завоевание Апрельской революции от внешних и внутренних врагов, и что нужны добровольцы.

Нам предложили написать рапорта. Естественно, все написали рапорта об отправке "для выполнения интернационального долга". Начальника политотдела все в полку уважали. Таких замполитов больше во время прохождения дальнейшей службы в ВС не видел. Честный, доброжелательный, чуткий человек. Он исполнял свои обязанности как положено было партийному лидеру того времени, поэтому ему верили, доверяли, почитали. В Афганистан нас отправили, но не сразу. Наша очередь пришла потом, все-таки Дальний Восток - не  ТуркВО.

Первым поехало звено капитана Харина, как самое подготовленное из 1-ой эскадрильи,  четыре экипажа в полном составе. Через три месяца они приехали на побывку, и мы реально узнали, что творится в Афганистане. В Советской прессе честной информации не было. После того, как они уехали обратно, пришло извещение о гибели первого нашего однополчанина: 17 апреля 1981 года погиб бортовой техник Сашка Козинов. Мы с ним вместе жили в общаге. Обстоятельства гибели нам не сказали. 

В конце 80-го года теперь почти всех наших ребят поставили командирами вертолета Ми-24. Нас опять перевели во 2-ую эскадрилью. Операторами к нам поставили ребят из запаса после ДОСААФ. В связи с продолжающимися событиями в Афганистане стране стало не хватать летных кадров.  Многие приехали семьями, у некоторых было уже по двое детей. У них был слабый уровень теоретической подготовки да и летной тоже. Привлекли их, в основном, деньгами. В Советское время  средняя зарплата была не более 150 рублей, а здесь - около 300. Со временем они втянулись в воинскую службу, их обеспечили жильём. Впереди их тоже ждал Афганистан. Мы опять всем составом перелетели на запасной аэродром  Вознесенское, и опять до весны проходили подготовку, но уже с командирского сиденья. Обучались сами и обучали своих "гражданских" летчиков-операторов. Готовили нас усиленно, предполагая, что вскоре отправят в Афганистан, только не знали когда.

Все шло своим чередом. Весной 1981 года завел и я семью, а к зиме у меня родился сын. Квартиру мне дали сразу, материальных проблем у нас тогда не было. Зарплата летчика позволяла жить достойно. Когда ехали в отпуск нам выдавали проездные документы на всех членов семьи на самолет. В мае 1982 года нам сообщили, чтобы к концу года мы готовились ехать в Афганистан. К этому времени мы уже все были летчиками 2 класса. Нас подготовили к полетам в СМУ днем и ночью, научили стрелять и бомбить с разных высот. Командир полка в этом деле не был перестраховщиком, а даже наоборот. Мы изучали теоретически новые приемы боевых действий, а затем отрабатывали практически на нашем  авиационном полигоне «Новосельское», расположенном возле озера Ханка на болотистой местности. Полигон был удобный для учебы, на нем находились мишени танков, БТР, самолетов и.т.д. По ним работали как из пулемета, так и НУРСами, бросали бомбы. Патронов и снарядов давали мало, но мы с моим ведущим, капитаном Прозоровым, в парном полете и одним снарядом поражали танк. Вообще, мне с ведущим повезло. Васильевич был опытным летчиком, как у нас говорят, летчик от бога, старше нас на 5 лет. Служил до этого в Германии, где, за отличную стрельбу с вертолета, получил медаль «За боевые заслуги».

                   www.skywar.ru - Авиация в локальных войнах Rambler's Top100Rambler's Top100