RU / EN
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 
Главная Карта сайта Новости Контакты   Ссылки  
Главная / Афганистан / Воспоминания участников /

Воспоминания командира 280-го отдельного вертолетного полка (г.Кандагар) подполковника Игнатова Евгения Ивановича.
      
 В РА с января по август 1989 гг. Участвовал во всех операциях, проводимых кандагарским спецназом. Совершил 550 боевых вылетов.
Награжден: Орден боевого Красного знамени, Орден Мужества, Орден «За военные заслуги», медалями.

 

В Афганистан я был направлен с должности заместителя командира вертолетного полка, базировавшегося в г.Каган (Узб. ССР). Аэродром этого полка известен, конечно, всем вертолетчикам.

Я, чтобы не тащить с собой чемоданы с личными вещами, пользуясь возможностью, решил их передать с перелетающими на Кандагар экипажами. Сам полетел с одним дипломатом налегке через Ташкент, так как должен был представиться командующему 73-й Воздушной Армией генерал-лейтенанту Шканакину. Зная все особенности перевозок и пересылок, договорился с командиром транспортного самолета Ил-76 и прямым рейсом прибыл в Кандагар раньше экипажа, с которым передавал вещи. У меня, кроме бритвы, полотенца и зубной щетки, ничего. Но самое главное меня ждало впереди. По прилету летчики пришли с извинениями. Оказалось, что во время их перелета на аэродроме совместного базирования под г.Мары (Туркм. ССР) вскрыли вертолет и все мои вещи украли, в том числе и подарки, которые я вез своим друзьям. Пришлось мне всем необходимым обзаводиться на новом месте службы.

Должность командира полка везде во все времена была тяжелая. Первое время на новом месте всегда трудно, а у меня не было времени на раскачку - войну не остановишь… Поэтому я сходу приступил к командованию полком и к боевой работе и даже получил выговор раньше, чем подписал акт о приеме дел и должности. Конечно, во многом помогли старые добрые друзья, с которыми военные дороги снова свели в Кандагаре. Фролкин В.А., Манько А.Н., которые не только по своим должностям стали моими первыми помощниками.

Мы вместе летали на боевые задания, прикрывали друг друга. Наша дружба окрепла и сохранилась до настоящего времени.

…Последние месяцы войны. Впереди полный вывод ограниченного контингента советских войск (ОКСВ) из той, теперь уже далекой страны, и переломные между столетиями бурные, и во многом трагичные для России, 90-е годы… Но уже непривычные ранее слова появились в разговорной речи и стали широко тиражироваться в СМИ.

… Приказ был лаконичен и суров: в заложники к моджахедам попали сотрудники международной миссии. Об обмене есть договоренность, но гарантий при его проведении ни каких… ни для них, ни для экипажа…

 Мне не забыть того полета, хотя прошло уже более двадцати лет. Казалось, что не только самые низменные человеческие пороки, но и сама природа проверяла на выносливость, стойкость, мастерство...

Посадить вертолет на крошечном пятачке, до которого надо долететь в горах при нулевой видимости. Но оказалось, что это был только пролог. Нужно ведь обменять заложников на тех, кто прилетел вместе с экипажем, взлететь под пулеметными дулами, со всех сторон направленных на борт не ради забавы, и добраться в той стопроцентной нелетной обстановке к своим. Но и это оказалось еще не все: люди участвующие в операции, прекрасно понимали, что они будут немедленно расстреляны, и устремились назад, к вертолету. Он давал шанс им остаться живыми!!!

Решение было мгновенным – спасти! Взлететь, пока растерявшийся от неожиданности враг не опомнился и не открыл шквальный огонь. Но надежная, не раз проверенная машина, не сможет подняться в воздух из-за жуткой перегрузки. И вот на землю полетело все, что можно было выбросить…

         Глаза   людей выходивших из вертолета, обращенные на меня и членов моего экипажа, я буду помнить всегда…

 

За период командования полком мы потеряли один экипаж капитана Вахрушева (Вахрушев-Макаров-Светличный), который вместе с ранеными был сбит при взлете в Санжинской долине 6 февраля 1988 года.

На аэродроме вверенного мне полка базировался отряд из состава 205-й отдельной вертолетной эскадрильи. Несмотря на мой запрет, старший штурман полка, вылетел на боевое задание в составе экипажа Ми-24 этой эскадрильи на досмотр «мирных» караванов. Этот вертолет был 16.02.88г. сбит ПЗРК (переносной зенитно-ракетный комплекс) на глазах у всей группы. Экипаж погиб. Погиб и наш боевой товарищ подполковник Михаил Хабибуллин.       

 

Да, именно так, - Бог меня хранил! Несмотря ни на что: полеты в экстремальных условиях, пуск ПЗРК ночью при возвращении из района н.п. Калат на вертолете Ми-6 на высоте 7 тыс.м, - все всегда кончалось благополучно. Жаль, что так везло не всем…

 

Если я правильно помню, в июне 1988г. тогдашний Генеральный  секретарь ЦК КПСС М. Горбачев вел переговоры с президентом США Р. Рейганом по вопросу полного вывода ОКСВ из Республики Афганистан. Конечно, все эти новости нас очень сильно интересовали, и мы, хоть и с опозданием, но все узнавали. Незадолго до этого, в одном из разгромленных караванов моджахедов был взят план нападения на Кандагарский аэродром. С трех направлений, с использованием тяжелого оружия это должны были осуществить несколько групп боевиков, общей численностью до 6 тыс. человек.

Для предотвращения задуманного личный состав полка с частями обеспечения проводил долгие, изнурительные тренировки по занятию позиций во исполнение плана наземной обороны. Хотелось все-таки дожить до вывода…

И вот однажды ночью небо над всей провинцией взорвалось. Стреляло все, что может стрелять…  Небо горело от трассеров пулеметных и автоматных очередей, разрывов снарядов зенитных установок.

Все кинулись занимать места по плану обороны. Ожидая нападения, мы не понимали, что происходит. Хорошо, что под утро к нам приехали наши войсковые разведчики, ухмыльнулись, глядя на нас, и сказали: «Вы что, духи празднуют, что переговоры сорвались, и вывода не будет!».

 

Вывод войск из Кандагарского гарнизона  был очень сложным. Маршрут наземного эшелона пролегал непосредственно по Кандагару (вернее его развалинам). Часть дороги проходила через его «Черную площадь». Это было страшное место: вдоль ее обочин, чтобы предотвратить поражение выводимых войсковых колон от прямых залпов гранатометов, по обеим сторонам были выложены специальные щиты из остовов сгоревших спецмашин и бронетранспортеров.

Что и говорить: состояние нашей автомобильной техники, состоящей на вооружении в отдельном батальоне аэродромно-технического обеспечения и отдельного батальона связи и радиотехнического обеспечения, после 10 лет эксплуатации в Афганистане было неважным. Мы тщательно готовились, но переживали за всех, кто планировался на вывод в составе наземного эшелона. Конечно, все планы вывода было согласованы. Их лично заслушивал и утверждал Командующий 40-й армией генерал Громов Б.В. Но удалось немного схитрить: большую часть экипажей удалось  отправить раньше: где под видом перегонки вертолетов в ремонт, где под видом необходимости прикрытия перелетов руководящего состава 40-й армии.

Так что 1 августа, ночью, полк взлетел очень быстро. Наши вертолеты уходили в пустыню с последующим выходом на н.п. Лашкаргах и Шинданд.

Предпоследним взлетал начальник ПО п/п-к Фролкин В.А., а боевой порядок замыкал я на вертолете Ми-8. Наш  городок уже горел…

 О выводе можно было бы рассказывать очень много: как переносились сроки по различным причинам, как изменилось место планируемой дислокации, и полк, вместо гарнизона Пружаны в Белоруссии, перелетел «своим ходом» на о.Сахалин, в район поселка Леонидово, а это 9600 км.

 

 
Первый справа - начальник ПО 280 овп п/п-к Фролкин В.А., в центре - командир 280 овп п-к Игнатов Е.И, слева от него - зам. ком-ра полка п/п-к Манько А.И.. Фото у штаба полка в пос. Леонидово (Сахалинской обл.) 23.02.1989г.

 

Думаю, в какой-то мере, нам повезло, что мы оказались на Сахалине. Было очень тяжело: ни жилья, ни столовой – хуже, чем в Афганистане. Но мы приступили к полетам, становили «на крыло» молодых летчиков, строили казарму и штаб.

Самое главное, привезли семьи, и, несмотря на все проблемы, радовались, что мы живы, мы вместе…

А какой стала страна, я лично заметил после расформирования полка, когда прибыл служить в г.Торжок.

 

В Торжке я продолжил свое совершенствование, как летчик. Переучился на вертолеты Ка-50, Ми-28, летал в пилотажной группе «Беркуты». Мне было присвоено Почетное звание «Заслуженный военный летчик Российской Федерации».

 

Армия существует для того, чтобы выполнять приказы, обсуждать – дело политиков. Если бы мы тогда не вошли в Афганистан, то Советский Союз потерял бы больше. Наркотрафик сформировался бы раньше, а последствия были бы гораздо хуже.

                    Из интервью газете 15.02.2009г.,г. Торжок                
                                      Установлено на сайт с разрешения автора.

                   www.skywar.ru - Авиация в локальных войнах Rambler's Top100Rambler's Top100