RU / EN
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 
Главная Карта сайта Новости Контакты   Ссылки  
Главная / Афганистан / Воспоминания участников /

Зинченко Владимир Павлович

   Автор статьи у своего Ми-24
   Я родился на Донбассе, шахтерский поселок Щегловка, Макеевского района, Донецкой области, в семье шахтеров. Однако с детства больше увлекался небом. Авиамодельный кружок увлек полностью.
  После окончания средней школы в 1975 году поступал в Харьковское военное авиационно-техническое училище. Но с первого раза стать курсантом не удалось — были проблемы со здоровьем. Не прошел врачебно-летную комиссию. Поработав год на заводе, снова уехал в Харьков и успешно прошел экзамены, медкомиссию, проверку из физической подготовки и стал курсантом военного авиационно-технического училища. Проходил подготовку по специальности бортового техника вертолета.
  1979 год. Выпуск с красным дипломом, назначен в 55-й Отдельный Севастопольский боевой вертолетный полк Прикарпатского ВО, что неподалеку от Львова, на должность борттехника вертолета Ми-24.

  26 декабря 1979 выполняли крайние в том году плановые полеты. Отлетали день, а после стартового ужина дали отбой вылетам и поставили новую задачу - срочно подвесить на вертолеты подвесные топливные баки. Провозились до середины ночи, а перед отъездом домой в ночных новостях по радио услышали решение правительства о вводе советских войск в Афганистан. Все стало понятно. В общем, до нового года вертолеты всего полка были готовы к перелету: выполнены очередные и внеочередные регламентные работы, заправлены под завязку, заряжены, укомплектованы ЗИПами и прочим имуществом. Личному составу выдали кроме пистолетов, еще и по автомату, а борттехнику ручной пулемет, по несколько цинков патронов и гранат. Ну и плюс ко всему – спасательные жилеты и надувная лодка – по плану наш перелет с Брод до Узбекистана на аэродром Каган (Бухарская обл) должен был осуществляться через Каспийское море.
  Это сейчас как-то не по себе. А тогда, по молодости, задор, руки чешутся, готовы были хоть куда.
  Вобщем, 31-го в 20:00 отпустили праздновать новый год, а 2 января 1980 г. в 4.00 было построение на плацу в городке. А надо сказать вот что - зима в тех местах мягкая, но непредсказуемая. Еще 30-го числа пошел снег, и не переставая шел 3 дня – по тем местам в те годы редкость. На построение вышли с табельным оружием, под свет прожектора вынесли Боевое Знамя. Вокруг сугробы – и нам зачитали Приказ о перебазировании.
  Выехали на аэродром – а там….Снежное поле, вертолеты замело по крылья, видимости никакой. Откопали вертолеты, и просидели в готовности 10 дней. Погоды так и не было. Потом сказали, что полк из Цхинвали самолетами уже перебросили в Афганистан.
  Снова начались плановые полеты, но на этом, как говорят, мирная жизнь закончилась. Начали формировать эскадрильи и полки для отправки на юг. С нашего полка уходили люди как по одному человеку, так и экипажами. Я тоже попал в списки на отправку, но после собеседования у командира полка переиграли, и ушла другая группа. Ей не повезло... В июле месяце погибает наш первый экипаж, командир - к-н А.Соколов. Потом еще один наш летчик - ст.л-т В.Барбин, он уходил отдельно, не с группой
 (примечание: ст.л-т В.В.Барбин попал в Баграмскую 262-ю овэ и погиб 23 июля 1980 г.). А 25 агуста 1980 г. не вернулся из боевого вылета мой одноклассник по училищу – Володя Слизов. Вертолет попал под мощный перекрестный огонь и был подбит, все погибли. В ноябре месяце возвратились первые наши «афганцы». Загорелые, худющие. Улыбаются, но в глазах грусть...
  Вскоре интернациональная «помощь» понадобилась не только на Востоке, но и на Западе. После хорошо известных событий в Польше там начали наращивать группировку Советских войск. Еще осенью 1980 г. пытались полком улететь в Польшу. Но, перенесли на более поздний срок. В апреле 1981 года "труба снова позвала", полк собрался и был перебазирован на аэр. Бжег. Сначала поселились в палатках, потом начали возводить щитовые деревянные казармы -«модули». А когда объявили что полк остается на постоянное базирование, стали строить капитальное жилье. И через год построили первый дом, потом еще. Начали перевозить семьи. Жизнь налаживалась.
  До боевых действий в Польше не дошло. А вот в Афганистане молох войны перемалывал людей и боевую технику, потому требовались новые силы. Дошла очередь и до нашего полка. В мае 1985 года сформировали усиленную эскадрилью из 28 экипажей, в состав одного из них был включен и я. Подразделение было переведено снова в ПрикВО, на аэр. Броды. Началась подготовка по программе «эстафета». Она включала в себя интенсивные полеты, как днем, так и ночью, прыжки с парашютом, стрелковую подготовку из личного оружия.
  В ноябре месяце — перелет на аэродром Коган, неподалеку от Бухары, потом Чирчик. Там продлилась подготовка, только теперь в горной и пустынной местности. Так сказать, проходила акклиматизация. Но привыкнуть к жаре, которая преследовала и днем, и ночью, на открытом месте и в помещениях казалось невозможно.

  Прилет на аэродром вблизи города Кандагар, что в южной части Афганистана, совпал с трагическим событием. Только что полк, куда мы прибыли, потерял своего командира полковника Ю.Филюшина. Его вертолет был подбит, погиб весь экипаж.
  Всего пять суток выделили на передачу дел, обустройство и адаптацию к боевым условиям. В ТЭЧ принял свой Ми-24. Раньше на нем летал заместитель по летной Беляков и его подбили где-то в пустыне - горело в радиоотсеке, там все было закопченое. За пару дней восстановили, облетали и вперед. 
 
Именно в это время проводилась операция «Волна», налет был огромный, за сутки – 10..11 часов. У нас было по 2 борттехника на вертолет: 3 дня один работает, потом перекур – следующий. Просто при большей нагрузке – усталость накапливалась, можно было натворить непоправимого.
  Уже через месяц, 26 декабря, к северу от Кандагара на вынужденную сел Ми-8Т из-за отказа в маслосистеме двигателя. Нашу пару подняли с боевого дежурства и через полчаса мы были над местом аварийной посадки. Пока отбивались от приближающихся духов, израсходовали весь боекомплект. У меня в грузовой кабине было два ПКТ и один перестал стрелять очередями. Так когда встали в круг, с одного, отсрелял весь свой боекомплект, а было ни много ни мало 10 коробок с лентами! Когда отходили 
на точку не было отстрела АСО, появились отказы в оборудовании. Дома обнаружили причины отказов - многочисленные пулевые пробоины. Были поврежденные лопасти несущего винта, хвостовая балка, перебиты жгуты электропроводки... Восстанавливали вертолет 3 дня.
  После завершения операции «Волна» подбили итоги. Они были неутешительными - за эти дни потеряли 10 винтокрылых машин и 3 экипажа, а это 9 человек. В эскадрилье траурный день был 17 января 1986 г. - погиб экипаж капитана Виктора Михалева. К его составу входили оператор летчика старший лейтенант Евгений Ворогушин и бортовой техник старший лейтенант Булат Фазылов. С Булатом играли в нарды, диспетчер вызвал вертолет на вылет, а через минут 10-15 взрыв...
Еще через неделю эскадрилья прощалась с капитаном Владимиром Басовым и бортовым техником капитаном Анатолием Кривенко. Оператор летчика спасся, выпрыгнув с парашютом.
  Осень, зима и весна в Афганистане втискиваются в три месяца. А уже с февраля начинается лето. Температура воздуха поднимается к тридцатиградусной отметке и не опускается ниже. А это отражалось на полетах, их выполнять становится все тяжелее. Люди то терпят, а вот техника не выдерживает — падает мощность двигателей. Когда температура воздуха в тени достигала пятидесяти градусов, вертолеты уже плохо взлетали, приходилось взлетать и приземляться «по-самолетному». И здесь подстерегала очередная неприятность. При приземлении лопались колеса. Вертолет капитана Сергея Николаева приземлился и тут лопается колесо. Машина внезапно наклонилась, ее начало разворачивать на месте, еще мгновение, и она перевернулась бы, но летчик сумел ее остановить. Потому вылеты, по возможности, планировали и выполняли утром и после обеда, когда жара спадала. Днем экипажи отдыхали, спрятавшись в курилках или модулях. Бытовые условия
были терпимые - в модуле комната на 8 человек, своя банька с бассейном, на аэродроме домик, курилка, здание экипажей боевого дежурства. Конечно все это было сделано своими руками, благо материалов хватало с избытком - бомботара, ящики из под НУРС-ов и снарядов ГРАД-а.
  В
ылеты осуществляли для поддержки действий групп специального назначения, сопровождали колонны, прикрывали транспортные самолеты, которые поднимались или приземлялись на аэродроме. Словом, боевой работы хватало. А она становилась более тяжелой и опасной. В марте 1986 ранило летчика-оператора старшего лейтенанта Алексея Рудзеса. Пролетали над кишлаком, пуля ДШК догнала вертолет, пробила броню и ручки управления ПТУР. Сама раскололась на несколько кусков, а вред в основном нанесли игольчатые осколки брони. Летчик выжил, однако несколько раз ложился в госпиталь, где из него вытягивали и вытягивали кусочки металла...
  К осени в полку уже не досчитывалось больше десятка вертолетов, из них три — Ми-6, в одном из которых погиб штурман. Тогда же, осенью 1986 года, началась операция по выведению первых частей из Афганистана. Вертолеты сопровождали их от Кандагара до Кушки — на свою территорию.
  Но наступил день, когда прилетела замена. Тот, кто был там, знает, что это значит. Кажется, все наихудшее позади. Еще каких-то несколько дней, и ты будешь на родной земле, возле своих родных, друзей. 1 ноября
заменщики прилетели. Сдача дел, сдача вертолетов - и свободны. Перед отлетом на родную землю состоялось награждение всех, кто отметился в боях. Меня наградили орденом «За службу Родине» 3-ей степени. Пятеро наших товарищей из эскадрильи, которой командовал в Афганистане подполковник Владимир Цымбал, награжденные были уже посмертно. Переоделись в мабуту, комбезы (рвань) - посдавали, ЗШ привозили с собой - посдавали. Самолет Ил-76 прилетел, как ясно солнышко. Что-то долго не могли улететь, но как положено, взлет, набор, и когда пересекли границу - ревун. Все дружно - УРА!!! Ночевали в Кокайтах, долго нас таможня держала. Боялись, чтоб мы чего лишнего не прихватили. На следующий день сходили на местный базар, набрали фруктов. Летели до Луцка 8 часов. Но усталости ни какой - домой же! С Луцка, а там ждали автобусы, прямиком в Броды. И отпуск аж до 2 января 1987 г.

  Потом была работа на Чернобыльской атомной станции. Довелось полетать и бортовым техником-оператором вертолета Ми-24Р. За командировку добавилась медаль «За боевые заслуги».
  Девять лет летной службы в должностях бортового техника, бортового техника-инструктора потом учеба в Военно-воздушной инженерной академии имени Жуковского. Там занялся исследовательской работой, что и определило последующую жизнь.
  После завершения учебы распределился в Феодосию в Государственный авиационный научно-испытательный центр Вооруженных Сил Украины. К тому времени Союз уже развалился.
  Там занимался испытаниями вертолетов и самолетов, продлением сроков службы авиационной технике. Защитил диссертацию на звание кандидата технических наук. Дослужился до полковника, начальника испытательного отделения. После увольнения из Вооруженных сил – работал над созданием украинского легкого вертолета.
  Сейчас работаю в Кременчуге – фирма работает над учебно-тренировочными комплексами вертолетов.

Фотографии из архива автора статьи размещены по ссылкам:

http://artofwar.ru/g/golikow_a_j/gauf09.shtml
http://artofwar.ru/g/golikow_a_j/gauf10.shtml
http://www.skywar.ru/chaesphoto.html
http://www.skywar.ru/Overreaktor.html

                   www.skywar.ru - Авиация в локальных войнах Rambler's Top100Rambler's Top100