RU / EN
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 
Главная Карта сайта Новости Контакты   Ссылки  
Главная / Афганистан / Воспоминания участников /

                                    Операция «Лазуриты»

          О том, что где-то в верховьях р.Кокчи есть залежи лазурита, которые разрабатываются душманами и продаются, а деньги используются для различных закупок, мы слышали давно. Весной 1982г. стали поговаривать о том, что есть намерение захватить тот район. Один из советников как-то обронил в разговоре: "Скоро "Лазуриты" пойдём брать. Вот где народу поляжет." Размышлять о стратегических планах было некогда, хватало повседневных забот. А время шло. Во второй декаде мая поступила задача на выделение группы Ми-8 в Баграм и подготовку к десантированию на площадку Зебак из Файзабада. Мне было приказано держать в готовности 2 пары экипажей, способных выполнить сложные задания. Решил: сам, зам. и командиры отрядов. Пары - по территориальному признаку: могочинцы -  Беличенко-Лукьянов, нерчинцы - Павловский-Красиёв. Вскоре ушла группа во главе с зам.командира п/п-ком Карповым в Баграм, командир полка п/п-к Варюхин улетел в Файзабад. Нам никаких особых задач не поступало. Доходили слухи, что за Гиндукушем началась операция "Бамиан", так назвали Панджшерскую операцию, и что имеются потери в 50 осап. Возможно, планировалось сразу же высадить десант и на Зебаке, заблокировав подходы к Панджшеру с востока. Свои коррективы внесла погода: 2 недели Джармское ущелье закрывал туман. 3ВЭ сидела в готовности, отвлекаясь на самые необходимые вылеты парами. У нас всё шло своим чередом, задач поступало предостаточно, так что удерживать 2 пары 2 недели не представлялось возможным. Разлетелись кто куда. Днём накануне я утром прилетел из Кокайтов. Стоянка почти пустая, все экипажи в разлёте. Заданий на день не было и я прикинул: займусь бумагами, после обеда посплю, а вечерком - в баню, попарюсь да и постирушка есть.

      Не зря говорят: человек предполагает, а Бог располагает. Перед обедом позвонили: нужна пара на Кокайты, из учебки прибыла большая партия солдат на пополнение 201 мсд, двух пар, выделенных для перевозки, недостаточно. Предупредил инженера: экипажи с группой выпуска на обед к "первой ложке", после обеда получить оружие и на вылет. В Кокайтах на стоянке нас ожидал строй солдат. Уточнил количество - около 200, возьмём. Пока пограничники и таможенники делали своё дело (что там смотреть в тощеньких сидорах?), мы дозаправились, и я на АПА съездил за "добром" на вылет. Рядом, по ВПП, с рёвом проносились напичканные вооружением Су-17, тяжело отрываясь с последних плит бетонки так, что в торце поднимались клубы пыли. Чирчикский ибап с Кокайтов работал по целям в районе операции. Через час с небольшим мы вылетели назад.  Ещё при подлёте РП предупредил: "После посадки заруливайте на перрон. Есть загрузка на "Куницу."(Файзабад). Быстренько дозаправившись и загрузившись, вылетели дальше. После посадки в Файзабаде меня вызвал командир полка.

- Завтра идём на "Лазуриты", метео даёт погоду. Твоя пара доставляет по ЗУ-23-2 с расчётами и БК.

Я выразил сомнение, что мой ведомый справится с таким заданием.

- Что предлагаешь?, - спросил командир.

- Рядом со мной разгружается пара замполита 1ВЭ, предлагаю ведомых отправить, а м-ру Толбатовскому  такая задача по плечу, - я знал, что Георгий получил 1 класс ещё в Венгрии, будучи командиром отряда.

- Пусть  будет так, - подвел черту командир.

 Я отправился на стоянку, "озадачил" свой экипаж и м-ра Толбатовского. Георгий согласился с моим мнением. Отправив ведомых, начали готовить "постель" для ночёвки в вертолётах, потому как другие места были уже все заняты. Командир полка предложил мне переночевать в модуле, в его комнате была 1 свободная кровать. Экипаж воспринял это с энтузиазмом: "Идите, командир, идите, нам больше места будет". На том и порешили. Быстро стемнело. У разведчиков мне показали фотопланшет площадки. Полоса как полоса, как и в Файзабаде почти, только в тесноватой долине.

 - Только учти, - предупредил начальник разведки, - там возможно заминировано или фугасы могут быть заложены.

      В душе возник неприятный холодок: не хватало вознестись, не успев приземлиться. Предложил:

- А, может, мы на островок в русле реки примостимся.

- Нет, нужно на площадку.

       Всю абсурдность своего предложения понял позже. Как-то мы привезли туда что-то громоздкое, для разгрузки пришлось выключиться. Побродили по окрестностям. Площадка была выше русла метров на 15, и вытащить туда ЗУшку, даже разобрав, было бы нелегко, а тем более в бою. Больше делать было нечего и я решил лечь спать, т.к. завтра предстоял ранний подъём.

       Будильника не было, поэтому заказал время мысленно. Проснулся за 15 мин. до назначенного времени, сержантская привычка ещё из училища. Командира уже не было. Быстро привёл себя в порядок, заправил постель и пошёл будить экипажи. В долине было  ещё темно, но на востоке небо уже посветлело и просматривались контуры вершин. Со стороны дороги, шедшей параллельно полосе, доносился какой-то неясный шум, хотя вечером было тихо. Когда рассвело, увидели что по ней непрерывной, и, казалось, бесконечной, лентой тянутся караваны кочевников, идущих в Пакистан. Поднявшись, ребята начали готовить вертолеты к вылету. Вскоре прибыл десант. Проинструктировали, загрузились. Солнце ещё не вышло из-за гор, когда мы взлетели. Впереди шли Ми-8, за ними, чуть поотстав, мы, парой. Набрали высоту 4500м. Командиру полка, ведущему, попался борт, который не тянул на этой высоте больше 140 км/ч.Так что вскоре мы, идя на 150, догнали строй. Пришлось взять правее и идти змейкой, т.к. на 140 Ми-6 неустойчив, если можно так сказать о вертолётах вообще. Закончилась Джармская долина, впереди торчали отвесные скалы, между которыми змейкой извивалась Кокча. Шли в радиомолчании, только перед Зебакской долиной кто-то сказал: "Внизу, слева, лазуриты." На берегу Кокчи в скалах виднелись то ли пещеры, то ли норы, с отвалами породы. Над долиной перешли на снижение. И тут я допустил оплошность: снижались с вертикальной 5-7 м/с и к 3 развороту подошли на большой высоте. Затягивать 3-й не разрешил генерал Шканакин по радио, он на РТшке был над районом. Там, дальше, работали Су-25. Я их не видел, т.к. все внимание привлекла площадка и идущие впереди Ми-8. Пришлось протянуть с 4 разворотом и идти на 2-й круг правее полосы, над рекой. Площадку заволокло пылью, которую подняли садившиеся и взлетавшие Ми-8. И ещё одна "плюха "с моей стороны - нужно было выполнить разворот раньше, чтобы пройти над центром полосы, а я затянул и теперь пересекался с взлетавшими.

      Я попросил по радио:

- Не взлетайте, мы выполним заход.

- Во, пришли, герои, -  кто-то брякнул в ответ.

      Мало того, что сам на себя злой, а тут ещё этот вякнул, и я гаркнул в эфир:

- Да пошли вы...!!! Разворачиваюсь!!

      Восьмёрки, на время, перестали выскакивать из пыли, как чёртик из табакерки, а в эфире раздался голос генерала Шканакина:

- Не ругайтесь, не ругайтесь.
    Фото из архива Беличенко В.С.

Посадка на площадку Зебак. Лето, 1982г.
      Пока мы заходили на посадку все Ми-8, высадив десантников, уже взлетели и пыль рассеялась. Разгрузившись и дождавшись доклада ведомого, взлетели. В это время из-за перевала, со стороны Панджшера, показалась группа Ми-8 и 1 Ми-6, шедшие из Баграма. Мы набрали высоту 5600м и пошли на Файзабад.

      Шканакин спросил: 

- «Большие», вы на какой высоте идете?

     Я сообщил.

- Вы и на такой можете? - удивился он,  находясь, видимо, на 6000м. 

     А я и сам в первый раз так высоко забрался.   

    В Файзабаде к нашему приходу восьмерки уже освободили полосу и выключались на стоянках. Мы зарулили на свою. Сразу после выключения получили следующее задание: доставить на площадку 122-мм гаубицы. Они уже стояли неподалёку. Дозаправка, загрузка и снова взлёт. На сей раз всё прошло без эксцессов. Всё уже знакомо, никто не мешает (и мы никому), да и нервное напряжение уже не то. К вечеру мы вернулись в Кундуз. Так, довольно благополучно, прошёл день. Не сбылись предположения о больших потерях. Произошло это, я думаю, потому что ИБА и ША за 2 недели хорошо "обработали" район десантирования, да и духи устали караулить наше появление. А дальше началась рутинная работа: доставка всего необходимого. На следующий день, уже с другим ведомым, мы вылетели в Пули-Хумри с целью доставки оттуда боеприпасов на площадку Зебак. Лишний раз убедился как "на верху" знают положение дел. У прапорщика, доставившего боеприпасы, попросил накладные на груз. В глаза сразу бросилось "100-мм".

Спросил:

- А это ещё что такое?

Оказалось снаряды для танковых пушек.

- Грузите всё, кроме этого добра.

Он попытался возразить:

- Но они же указаны в накладной.

- Чихать я хотел на эту бумажку. Танков там пока нет и вряд ли когда будут. Грузите то, что там нужно.

 

Фото из архива Беличенко В.С.
Пехота спешит на разгрузку борта. Площадка Зебак. Лето, 1982г.

      На площадке интернациональная бригада (там был и афганский батальон), как саранча, налетала на нас, быстро вытаскивали всё из вертолётов, складывали рядом с полосой, и мы, без выключения, уходили за новой партией грузов. Сгоряча натаскали туда столько, что потом, говорили, пришлось вывозить в Файзабад, когда батальоны уходили на зиму. Была и неразбериха. Дня через два, выйдя в грузовую кабину понаблюдать за разгрузкой, увидел старшего лейтенанта, командира зенитчиков.

- Ну, что вам ещё нужно?

- Нам бы снарядов к ЗУшкам

- А ты, -говорю, -походи вдоль полосы, посмотри. Мы тонн 5 точно привозили.

Вскоре все наши экипажи прошли через Зебак и я, не задумываясь, мог посылать туда любого.

Всё тайное со временем становится явным. Узнал я и автора реплики, так разозлившей меня в день первого вылета. Весной 1984г. в Берлине, пересев на электричку, идущую до Цоссена, в вагоне я увидел знакомого офицера из 4вэ в Файзабаде. Разговорились, вспомнили Афган. И вдруг он сказал:

- Извините, товарищ подполковник, это я Вас тогда, на Зебаке, «героями» окрестил.

- Да ладно, чего уж там. Дело прошлое. А кто старое помянет ...

Мы оба ехали в штаб армии получать ордена. За окном была ранняя весна, а мы были живы, и это - главное.

                    "Уезжая домой, чтоб не всё было забыто, 
                     М
ы захватим с собой, по кусочку лазурита..."

- слова из песни об этой операции. Вот и передо мной лежат 2 кусочка лазурита (а может просто породы), которые мне подарили наши мотострелки, побывавшие на "экскурсии" в районе копей.

Апрель, 2009г.

                   www.skywar.ru - Авиация в локальных войнах Rambler's Top100Rambler's Top100