RU / EN
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 
Главная Карта сайта Новости Контакты   Ссылки  
Главная /

Быт на земле Афганистана

 

Жили мы сначала в модуле, где располагались аж две эскадрильи, в тесноте ужасной. Напротив нас располагалась летная столовая. Было там столов 20 на весь полк, а всего в полку было более 300 человек плюс командировочные. О хорошей  кормёжке можно было только мечтать. Запомнилось, что каждый раз на ужин давали манную кашу. За год съели, наверное, всю сушеную картошку из НЗ нашего государства, которая хранилась на складах ещё с войны,- такая она была невкусная, плохо разваривалась. Так как мы с собой взяли примусы, то иногда сами по очереди готовили на звено. Продукты выменивали на летные талоны в столовой у поварих. Кое-что покупали в чековых магазинах, которые были на территории нашей части. Платили нам в месяц по 223 чека, независимо от того, кем ты служишь или работаешь. Официантки получали такую же зарплату, как и летчики, правда, в Союзе на наш счет шло еще два оклада, которые мы могли получить только по приезду в страну в любом банке.

Вставали мы в день полетов в 3 или в 4 утра. Все удары по противнику выполнялись, в основном, утром, пока не наступала жара. Температура днем доходила до 50 градусов. На опасные участки первыми летал руксостав эскадрильи и звеньев.

Стирать свое бельё приходилось самим. Для этого привезли с собой кипятильники, ведра. Особенно сложно было стирать постельное бельё, но привыкли и к этому. В каждой эскадрильи была своя баня. По российской традиции первые, кто прибыли из Союза сюда, сразу поставили баню. Каждая смена в дальнейшем совершенствовала свою баньку, главное место в которой отводилось парилке. В нашей бане под печь приспособили пустой кислородный баллон. Топливом был керосин. Баню топили почти каждый день. Кроме парилки была душевая секция и, конечно, бассейн... Бассейн был размером 3х3 и глубиной до 2,5 метров, облицован плиткой. Воду выкачивали через день авиационными насосами от топливной системы. Умельцы разукрасили стены полуголыми русалками. В общем, помыться и отдохнуть было где. После каждого вылета, особенно днем, мы все бежали в баню, ибо она у нас находилась прямо на стоянке вертолетов, чтобы нырнуть в бассейн. Также у нас был солярий, в котором мы загорали в свободное от полетов время в голом виде, ведь в округе женщин не было.

Со временем познакомились с афганскими военными вертолетчиками. Многие из них учились в Союзе, неплохо знали русский язык. Поразило нас то, что они пошли с нами в баню, но разделись только до трусов. Восток - дело тонкое. Угостили, конечно, их нашим спиртом. Вроде выдержали, ведь у них в стране сухой закон. Один из них мне запомнился тем, что все расспрашивал нас, знаем ли мы такие-то работы В.И.Ленина. Мы, естественно, не знали. Оказывается, он закончил Военно-Политическую Академию в Москве и думал, что мы тоже в этом деле подкованы, но ошибся. Командовал он, как ни странно, эскадрильей. Был, по-нашему, только в звании ст. лейтенанта. Подчинялись ему даже полковники афганской армии. У них воинские звания присваивают по срокам службы. Так что бортовой техник мог быть полковником, а командир вертолета - ниже по званию на несколько ступеней. В каждой армии свои порядки. Несли потери и афганские летчики в этой войне. Летали они как на Ми-8, так и на Ми-24А.

Аэродром в Кабуле тщательно охранялся нашими войсками. На всех прилегающих высотах были выставлены блок-посты,  чтобы нас не сбили при взлете и при заходе на посадку. Раньше такие случаи бывали. Наш авиагородок был огорожен колючей проволокой и охранялся силами ОБАТО. Кроме того, в самом городке службу нес комендантский взвод. Из городка нас ни куда не выпускали, но вездесущие афганские ребятишки проскакивали везде. Их вылавливали патрули, боялись, что они могут подбросить взрывчатку в жилые помещения или заминировать вертолеты. Но, как правило, они проникали в городок, чтобы найти себе пропитание. Афганские семьи большие, тем более у некоторых мужчин по несколько жен. Рылись они в  мусорных свалках, подбирали там остатки консервов и.т.д. Один случай поразил нас всех. Мальчишка-афганец лез через колючку, часовой предупредил его, а потом выстрелил и попал прямо в сердце. Солдата быстро перевели в другое место службы, ведь он действовал по Уставу, но ребенка было жалко. У многих нас дома остались дети такого же возраста.

Случаев гибели мирного населения было много, поэтому среди афганского населения росло недовольства от нахождения наших войск в их стране. Мы тогда выросли в обществе, проповедующем атеизм. Божественные книги такие, как Библия и Коран, мы в глаза не видели. В Афганистане основной религией был ислам. Духовные лидеры имели фактически больший авторитет, чем правители. За убитых детей, женщин, стариков они всегда мстили, такие у них были законы. Женщины все ходили в парандже, раньше мы это видели только в фильмах, а здесь - наяву. Наблюдал я такую сцену в аэропорту Кабула: идет офицер афганской армии с портфелем в руке, а за ним женщина с двумя детьми на руках и чемоданом на спине. Сам город напоминал провинциальный городок российской глубинки. Сверху выделялся центр города, посольства иностранных государств и, конечно, резиденции правителей как бывших, так и нынешних. Дома, в основном, глиняные. Называют их дувалами, построены они хаотично по всему городу. Не случайно афганцы, которые учились в СССР, видя такие города, как Ташкент, увлекались коммунистическими идеями. Население страны было повально неграмотное, в голову им вбивали только Коран.

Аэропорт Кабул был международным. Отсюда вылетали и прилетали самолеты иностранных авиакомпаний. В здании аэропорта была разрешена продажа пива, и мы иногда туда проскакивали попить баночное пиво. Около здания аэропорта было много маленьких магазинчиков, называемых кантинами. В них мы покупали разные товары, сдавали «Столичные» сигареты, которые нам выдавали по 30 пачек  в месяц.  В Афганистане, как ни странно, продавались все товары, которые выпускались в мире. Наши покупали такие дефицитные товары как джинсы, японскую радиотехнику, различные майки, женские «недельки», электронные часы и.т.д, все то, что в большом дефиците было в нашей могучей державе. Брали в подарок, но были и такие, кто перепродавал все эти товары в Союзе, так что к рынку армия приспособилась ещё в Афганистане. Естественно, афганцы от наших военнослужащих имели большой доход. Торговое дело у них в почете. В наших магазинах можно было купить книги, которые были в дефиците на нашей Родине. Можно было записаться на любую модель «Жигулей» или «Волги», которые выпускались в СССР, но треть цены надо было заплатить чеками. Так привлекали людей в Афганистан, но многим из нас этого не надо было, правда, многие тогда на этих дефицитных товарах наживались. Особенно транспортная эскадрилья, борта которой каждый день летали в Ташкент и в другие города Союза. Туда они провозили на самолете джинсы, платки и всякую другую мелочь, которая пользовалась спросом, оттуда везли, в основном, водку, шампанское. Все по закону. И в Кабуле имели 200-300% прибыли. Наваривались в 2-3 раза. Когда нужно было спиртное, все, обычно, шли в транспортную эскадру. Ведь отмечали дни рождения, обмывали звания, награды, а без спиртного, у нас в России, стол тускнеет. Пили  из маленьких стаканчиков для соблюдения традиции. В жару спиртное не хотелось. Потом умельцы научились делать брагу из яблочного сока, который продавали в магазинах. У нас на вертолетах были предусмотрены кислородные баллоны, в них наливали сок, добавляли немного дрожжей и, максимум через неделю, при такой жаре получалась хорошая настойка. Как-то наш командир отобрал у ребят подготовленные баллоны и унес в свою комнату, так они там через  несколько дней чуть не взорвались. Замкомэска майор Лобанов Сан Саныч вернул эти баллоны, жалко, говорит, выливать. В этом деле он был либералом, поэтому пользовался авторитетом у личного состава эскадрильи.

К концу года для нашей эскадрильи построили отдельный модуль. Теперь мы стали жить в комнате, рассчитанной на пару. Это всего 6 человек, кровати в один ярус. Внутреннюю отделку сделали сами. В каждой комнате установили кондиционеры Бакинского производства. Построили новую летную столовую, в которой можно было по- нормальному поесть.

В конце ноября с Дальнего Востока приехал новый командир полка, полковник Акимов Юрий Иванович. Всех тыловиков он поставил на место, кормить стали, как и положено, по летной норме. Прежний командир, полковник Павлов, в Афганистане пробыл больше года. С нами он был более четырех месяцев. Во время Панджшерской операции действиями авиации он руководил с борта самолета-ретранслятора Ан-26. Однажды, в конце сентября, при доставке грузов в населенном пункте Анава,  потерпел аварию вертолет Ми-8. Всякое бывает, личный состав невредим, а вертолет получил  незначительные повреждения. Командир  полка  принял  решение:  перенести этот вертолет на внешней подвеске на аэродром Баграм.  После того как техники сняли с вертолета несущие винты и все, что можно было снять для облегчения вертолета, полковник Павлов на вертолете Ми-8МТ поднял аварийный вертолет и направился на аэродром Баграм. Прикрывала его наша пара. Наверное,  этот Ми-8 до сих пор лежит на этом аэродроме, не знаю. Хотя вертолет можно было отремонтировать на месте падения, как нам говорили техники. В последующем, полковник Павлов стал одним из Героев Советского Союза.

Похожий случай произошел весной 1983 года в Бараках. Ми-8 при посадке на вертолетную площадку потерпел незначительную аварию. Экипаж невредим, немножко были повреждены лопасти вертолета и хвостовая балка. Командующий авиации 40 армии тоже решил вывезти этот вертолет на аэродром Кабул на внешней подвеске. Техники максимально облегчили вертолет. Фамилию Командующего не помню, но прилет на наш аэродром видел своими глазами. Он на вертолете Ми-8МТ вез на внешней подвеске поврежденный вертолет и сбросил потом его на окраине нашей стоянки. Кабина  вертолета была вся разбита, пострадала часть фюзеляжа. В общем, борт не подлежал восстановлению. А дело в том, что в Бараках наши мужики в честь погибших поставили постамент, а на нем танк. Командующему при взлете не хватило высоты и, при переводе в разгон вертолет, который был на подвеске,  зацепил танк на постаменте. Танк устоял, но вертолет получил значительные повреждения.

                   www.skywar.ru - Авиация в локальных войнах Rambler's Top100Rambler's Top100