RU / EN
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 
Главная Карта сайта Новости Контакты   Ссылки  
Главная / Афганистан / Воспоминания участников /

Арбузный рейс

Что только не пришлось перевозить за время службы в Афганистане. Людей здоровых и больных, «груз 300», и «груз 200», вооружение и различные боеприпасы, продукты и горючее (в том числе дрова), моющие средства и абсорбенты для водоочистных станций и т.д. и т.п. В общем всё, что нужно людям для жизни и для лишения их жизни. Какие-то вылеты быстро забывались, а некоторые оставались в памяти надолго. Не всегда мы знали когда, куда и что повезём.

В тот раз, летом 1982, мы, переночевав в Кокайтах, после завтрака выехали на аэродром, ждать загрузку. Скучать долго не пришлось, к нам подкатил КамАЗ-шаланда с полным кузовом арбузов. Поинтересовался: сколько это будет в тоннах. Ответили, что 12-ть. Ну, что ж, думаю, подходяще, делим на двоих и нормальная загрузка. Смутили пункты назначения: Баграм, Кабул, Джелалабад. На моей памяти Ми-6 за Гиндукуш не летали. Да и одна из первых потерь Ми-6 произошла, когда экипаж не смог перетянуть через Саланг. Состоялся Приказ МО, определивший предельный вес переменной нагрузки для Ми-6 в зависимости от условий полёта. Я был со своим штатным экипажем и в машине уверен, а как быть с ведомым?... Ладно, решил, прикинем заправку, должно получиться. И не думал, что эта проблема начнёт разрешаться сама собой очень просто.

Загрузившись, запросили добро на вылет. Дали до Кундуза. Погранично-таможенно-карантинный пост, откуда-то проведав о грузе, прибыл на досмотр почти в полном составе. Здорово не напрягали, но ушли все не с пустыми руками. В добавок, таможенники забрали у меня накладные на груз, которые были почему-то в одном экземпляре. Про себя усмехнулся: "Хорошо, что у людей только по 2 руки, не как у Шивы - 6". Но это было только начало…

В Кундузе, после дозаправки, узнали, что дальше по маршруту нет погоды. Прождав до вечера, перенес заявку на завтра и ушёл отдыхать. Надо ли говорить, что послеполётная подготовка наших бортов привлекла особое внимание всего техсостава аэродрома. Да и прилетавшие экипажи не проходили мимо. Наутро основным содержимым мусорных ведер, выносимых из модуля, были арбузные корки. Лиха беда начало. С утра опять нет погоды, сидим ждём. Тем временем, пронюхав, что на стоянке 2-ой эскадрильи можно разжиться арбузами, к нам потянулись ходоки с других стоянок. Переменная нагрузка медленно, но верно убывала. Ещё 2-3 дня такого ожидания и лететь будет не с чем. Гонять ходоков было бесполезно, да и неудобно: хоть и служили мы на юге, но не баловали нас таким добром. Мрачно поглядывая на довольных экспедиторов, я прохаживался по краю стоянки. Проходивший мимо борттехник Чирочкин решил меня успокоить: "Ну, что вы переживаете, командир? Дадут погоду и полетим." В сердцах я рявкнул: "Да!!! А за бахчевые кто будет отвечать?!» Экипаж прыснул со смеху. Наконец-то дали погоду, и мы взлетели на Баграм.

Маршрут нам определили не напрямую, через Саланг, а левее, с выходом на Нахрин, потом по ущелью в Панджшерское, и по нему к Баграму. Так, чтобы выше 3,5 тысяч и подниматься не пришлось. Дошли хорошо. В Баграме всё прошло быстро и гладко: "Расчитывайте посадку в начале полосы, заруливайте по 2-ой РД, там вас уже ждут". На РД стоял ГАЗ-66 и бойцы, под руководством местного начпрода, быстро набросали полный кузов арбузов, да так, что пришлось останавливать: "Хватит вам уже, а то по дороге сыпаться будут, и рессоры вон уже ровные. А нам ещё на 2 точки нужно".

До Кабула лететь всего ничего, минут 20-ть, перелет прошел быстро, и мы выключились на стоянке прилетающих. Никто нас не ждал и интереса к нам не проявлял, не то, что в Кундузе, видно заелись. Прождав минут 40, пошёл к диспетчеру, выяснять обстановку. Глухо, как в танке. Позвонил на КП авиации: "Если мы здесь не нужны, может в Джелалабад полетим". Сказали, что Джелалабаду - отбой, разгрузить всё здесь и есть загрузка на Кундуз. Отлегло на душе, арбузов осталось чуть больше половины. Пошёл в городок, искать кому бы сбагрить остатки. Почти сразу встретил подполковника в повседневной форме. Изложил ему свою проблему, поминая недобрым словом всех тыловиков Кабула и окрестностей. Выслушав, он сказал: "Сейчас мы это дело решим". Как потом узнал, это был командир местного ОБАТО. Минут через 20 возле нас затормозил "Урал" и из кабины выбрался дородный прапорщик-хохол.

Козырнул:

- Цэ в вас арбузы.

- Да,вон забирайте.

- А дэ в вас документы.?

Объясняю, что накладная была в одном экземпляре и её забрали на таможне. Нахмурившись, он погружается в раздумье. Потом выдаёт:

-Я в вас брать не буду.

- Это ещё почему?

- А в вас документив нэма.

Я вскипел:

- Послушай, дядя, я же не у тебя что-то прошу без документов, а тебе даю. Забирай, а то я вывалю их, к чертовой матери, на землю и улечу!

Поморщив ещё немного лоб, он смилостивился: "Ладно, визьму." Шумнул солдат, сидевших в кузове и те принялись за разгрузку. Минут через 10 подлетел  микроавтобус и из него выскочили двое жизнерадостных парней. На КП, видно, тоже решили не упускать халяву:

-Ну что, командир, дай арбузов

Объяснил, что я от них уже избавился, просите вон у прапорщика.

- Ни,нэ дам"-отрезал тот.

Пришлось вмешаться:

-Ну ты, дядя, и жлоб! Только что ты их брать не хотел, а сейчас зажал, как бабка пенсию.

Видно проняло, дал с десяток.

Через час с небольшим, загрузившись сантехникой и взводом солдат инженерного батальона, мы держали путь домой. Какое-то время в экипаже прикалывались, вопрошая в подходящей ситуации: "А за бахчевые кто отвечать будет?" Я посмеивался вместе со всеми. Будешь обижаться - дольше будут подкалывать.
Вскоре другие события заслонили собой этот случай.

                   www.skywar.ru - Авиация в локальных войнах Rambler's Top100Rambler's Top100