RU / EN
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 
Главная Карта сайта Новости Контакты   Ссылки  
Главная / Афганистан / Воспоминания участников / Сивков Анатолий Леонидович /

Баня

Баня? В жару? Каждый день?!!  Да, я тоже так недоумевал, когда слышал от вернувшихся «из-за речки» ребят рассказы про афганский досуг и пробовал потереться ППУ (пенополиуретаном) вместо мочалки…
        Скоро баня стала неотъемлемой частью и моей службы в Кандагаре, а ППУ заменил мочалку и после Афганистана. Эх! Какое же это счастье – ежедневная баня в жару!..
         Каждое подразделение полка имело свою баню. Специально выделенные люди, конечно же из прапорщиков, содержали баню в чистоте и исправности. Бани топились керосином и в парилках был специфический запах отработанных газов, как буд-то стоишь около АИ-9 со стороны выхлопа. Бани славились возможностью создавать неимоверную температуру в парилке, орнаментами, размерами и глубиной своих бассейнов, резными украшениями комнат отдыха. Нам, тем, кто завершал Афганскую страницу, повезло, мы пользовались тем, что с любовью было построено до нас. Видя как все тщательно и «с умом» было сделано, остается только поблагодарить тех, кто приложил к этому руку и душу. Спасибо Вам, неизвестные строители бань Кандагарского гарнизона! Ваш труд не пропал даром. А может и откликнется кто-то из «строителей»? Нас, как инженеров полка, периодически приглашали «в гости» в разные бани. Предпочтение мы отдавали бане ТЭЧ и ПАРМ. Баня же на ППР была только нашей вотчиной.

Бани имели закрытые дворики, в которых были оборудованы специальные места и для стирки. В нашей бане (управления полка) было несколько стиральных машин с центрифугой для отжима. Если неравномерно загружать центрифугу, то машину начинало трясти из стороны в сторону. В бани ходили и утром, чтобы просто умыться. Как-то во время  такого утреннего «туалета» «духи» обстреляли тех, кто там был, из автоматов. Пришлось почти голышом с пеной на недобритых лицах «покинуть помещение». Тогда посмеивались над этим случаем, а ведь могло быть и не до смеха.

Баня была тем местом, где можно было увидеть и поболтать с теми, кого  давно не видел из-за дежурств или командировок, сыграть партеечку в шеш-беш (нарды), погрузиться в пучину бассейна. Глубина бассейнов, как правило, позволяла не только окунуться, но и нырнуть, а в бассейне бани на ППР можно было еще и поплавать. Один из офицеров ПАРМа, с подпольной кличкой «Чучундра», отличался исполнением прыжка под названием «Массаж спины»: становился спиной к бассейну, и падал в него плашмя. Спина моментально становилась красной. 

Нагнетаемая в парилке температура особо не позволяла махать веником, но как же было удержаться, тем более, что и веники все были из нежного эвкалипта. Между модулями кустов этих было предостаточно и нехватки в целебных вениках не было никогда. Перед выводом, при отправлении в Союз имущества наземного эшелона, загрузили пару ящиков от НУРСов ценными вениками, которых так и не увидели больше. Особой популярностью пользовались, конечно же, березовые веники, привезенные из командировок. Иногда народу в бане было так много, что парилки на всех сразу не хватало им приходилось ждать, когда выйдет первая партия. Если она до неприличия засиживалась и не реагировала на увещевания тех, кто остался «за бортом, то применялся «запрещенный» прием – на камни выплескивался тазик с водой и прикрывали дверь. Парилка пустела в доли секунд, а по округе разносились «благодарственные» речи.

Каждый день, какой бы трудный и «длинный» он не был, завершался баней. Завершался баней, а заканчивался ужином, но не в столовой, а «дома» - в модуле. Чистые и расслабленные после бани вкушали мы нехитрый ужин, состоящий, как правило, из закуски и спирта. Основным источником  был ППР, поэтому инженер по АВиДО был у нас за снабженца. В его обязанности входило осуществлять бартерный обмен части зелья на закуску. Номера всех консервов были записаны у него в блокноте, чтобы не ошибаться при «поставках» и разнообразить наш «рацион». Посуды в каждой комнате было предостаточно. Картошку жарили на своей плитке. Отдельно запомнились куриный бульон и пельмени, приготовленные к какому-то торжеству. В кастрюлю с бульоном тогда упала пустая бутылка, сброшенная вибрацией от кананады «Градов», пришлось процедить. Сгущенку и рыбные консервы не считали. В холодильнике не переводились сало, чеснок, колбаса и какое-нибудь варенье, привозимые из Союза. Каждый, возвращаясь из дома, старался привезти какой-нибудь сюрприз: пиво, копченую рыбу, воблу, селедку, коньяк, предвкушая, как обрадуются все, когда соберутся вечером за столом. Кое-что из продуктов можно было купить в гарнизонной «чекушке»: финскую «Салями», датское консервированное мясо, югославские леденцы и воду «Si-Si». Но наступило время, когда, вернувшись после очередного обмена, наш «ходок» извлек из сидора пару луковиц и свеклу… Склады опустели. Ночью так реально приснились макароны с фаршем, что даже проснулся.

В апреле месяце, когда поехал в командировку в Союз, реально «выпадал» из повседневной формы, в которой полгода назад прибыл в Афганистан. Баня, спиртовая диета, жара и адреналин сделали свое дело.

 

17.09.2007года

 

 

                   www.skywar.ru - Авиация в локальных войнах Rambler's Top100Rambler's Top100