RU / EN
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 
Главная Карта сайта Новости Контакты   Ссылки  
Главная / Афганистан / Воспоминания участников /

  

Победный рапорт

Задолго до общеизвестной объявленной даты начала вывода Советских войск из Афганистана (15 мая 1988 года) назрела необходимость вывода некоторых частей, не принимавших непосредственного участия в операциях 40А в интересах поддержки Афганского правительства и фактически являвшихся излишним бременем для, и так достаточно многочисленного ОКСВА (ограниченного контингента Советских войск в Афганистане). В конце июля 1986 года Горбачёв М.С. во Владивостоке заявил о скором выводе шести полков 40А. Такая операция была спланирована и осуществлена во второй половине октября 1986 г. Общая численность личного состава была, порядка, 7 тысяч человек. Выводились 1415 зрп (из состава 108 мсд, Баграм), 990 зенап (из состава 201 мсд, Кундуз), 1122 зрп и 24 гв.тп (из состава 5 гв. мсд, Шинданд). В этом рассказе пойдет речь именно про западное, шиндандское направление, где мне довелось принимать участие. Разумеется, мало кто в то время думал о том, чтобы документировать или хотя бы вести какие-то записи происходящих событий, поэтому многие воспоминания участников носят, скорее, качественно-эмоциональную окраску, основанную на личных переживаниях. Но от этого они нисколько не теряют в оценке описываемых событий по сравнению с официальными отчётами, которых достаточно имеется в интернете по всем операциям.

Итак, из Шинданда выводились зенитно-ракетный (зрп) и гвардейский танковый полк (гв.тп). Расстояние от Шинданда до Кушки чуть менее 250 км. Это значительное расстояние, которое и в мирных-то условиях для колонны, глубиной в два полка, потребует марша порядка 3-х суток, а, в условиях ожидаемого боевого противодействия, и того больше. А противодействие могло быть интенсивным, т.к. к границе была одна единственная дорога через провинцию Герат, весьма насыщенную бандформированиями, и расположенную как раз по середине маршрута движения колонны.

По оперативному плану вывода колонны, кроме сил охранения собственными средствами, было предусмотрено постоянное воздушное прикрытие силами фронтовой и армейской авиации в режиме как дежурства в воздухе, так и усиления прикрытия посредством вызова дежурных сил из состояния дежурства на земле в готовности №2. По маршруту следования, в выбранных заранее точках, выставлялись блок-посты, где находились авианаводчики. Кроме того, по одному авианаводчику находилось и в колонне на марше, при каждом батальоне или дивизионе. 

В числе нескольких офицеров штаба (помню поимённо только нач. оперативного отдела п/п-ка Бондаренко и офицера оперативного отдела п/п-ка Головянко Юру, моего сослуживца по миргородской дивизии) я прибыл в Шинданд накануне начала вывода. Мы, офицеры ВВС, расположились в модуле на территории авиагарнизона. С началом движения колонны офицеры оперативного отдела штаба ВВС занялись контролем выполнения плана по выделению средств авиационного прикрытия согласно графика движения. Я же на, так называемом «летающем КП» -  вертолёте Ми-8 РТР
(радиотехнической разведки), «висел», т.е. находился в воздухе, барражируя вдоль колонны, с задачей поддержания устойчивого управления силами авиационного прикрытия, а также обеспечения связи с моими авианаводчиками, находящимися в колоннах.

План был таков: комбат, в зависимости от степени угрозы или интенсивности противодействия, через авианаводчика вызывает воздушное прикрытие. Используя кодировочные карты, через меня данные передаются па КП аэр. Шинданд, откуда взлетает необходимый наряд сил. Это могут быть штурмовики (Су-25), истребители-бомбардировщики (Су-17М3) или вертолёты Ми-24 и Ми-8. По счастью, за всё время следования колонна двигалась без противодействия противника, обходясь с нашей стороны парой Ми-24 и парой Ми-8, находившимися в зоне ожидания.

На марше колонна сильно растянулась. Однако, когда «голова» колонны пересекла госграницу СССР, офицеры штаба (и политотдела) 40А поспешили отрапортовать в Москву об успешном выполнении задачи. Меня это весьма озадачило, так как «хвост» колонны в это время всё ещё находился в Афганистане, километрах в 45-50 южнее Кушки и расслабляться было преждевременно. В боевой обстановке потребовались сдержанность и обуздание эмоций, хотя возмущение или негодование более соответствовали бы моей реакции на этот рапорт. Нам, разумеется, пришлось продолжать выполнять задачу прикрытия до конца – до выхода последней единицы техники в СССР.

…В ноябре 1986 года Михаил Горбачёв заявил, что, "если не менять подходов, то будем воевать ещё 20-30 лет". Это была серьёзная заявка на подготовку ко всеобщему выводу войск 40А из ДРА.

Павел Винокуров 
январь 2019

                   www.skywar.ru - Авиация в локальных войнах Rambler's Top100Rambler's Top100