RU / EN
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 
Главная Карта сайта Новости Контакты   Ссылки  
Главная / Афганистан /

   "...нам надо благодарить вашего "брата", кто не просто "пахал" на "пчелках",  как пчелка (на "шмелях" и "кишкалдаках", естественно, аналогично), а вынес всю тяжесть боевых утрат настоящих друзей, парней-пилотов. Благодаря ВАМ живы много солдат и офицеров, память которых о ВАС уже вторична, производная ваших подвигов больших и малых, но ежедневных. ВЫ спасали нас из такой, пардон ж..., что лично мне до сих пор не верится, что живой, как Станиславскому. Но у него театр и все "понарошку", а в Афгане до боли реально и... порой обидно за нашу доблестную и самую порядочную АА, когда умаляют ВАШИ боевые заслуги"
(из откровения летчика-истребителя, ветерана войны в Афганистане)


  Что такое ПСО и как оно борется на войне за спасение летчика

  В первые несколько десятков лет истории военной авиации во время боевых действий проблем со спасением на земле сбитых летчиков было мало - малоскоростные бипланы просто садились рядом: для посадки и взлета необходимых рядом площадок был достаточно. С ростом скоростей и веса истребителей-монопланов такие возможности резко ограничились. Для спасения командира полка м-ра Забалуева, сбитого в Монголии 26 июня 1939 года на войне с японцами, первое поисково-спасательное обеспечение (ПСО) в 60 км от линии фронта на скоростном И-16 осуществил м-р Сергей Иванович Грицевец, ставший первым дважды Героем Советского Союза за свой подвиг. В том же 1939г. его именем была названа 7-я Объединенная Чугуевская школа военных летчиков и летнабов (впоследствии Харьковское ВВАУЛ).

  С бурным развитием вертолетной техники на войне в Корее (1950-1953гг.) американцы впервые начали использовать ее в качестве ПСО для спасения своих сбитых над морем и сушей экипажей во время ударов боевой авиации. С накопленным боевым опытом применения ПСО ВВС США воевали и во Вьетнаме (1964-1973гг.). За это время было потеряно около 4100 самолетов разных типов и 5100 вертолётов. Погибло или пропало без вести более 2000 членов летных экипажей, при этом 3883 было спасено с помощью ПСО. Но и сами спасатели несли безвозвратные потери, спасая других: было сбито 45 самолетов и вертолётов ПСО, погиб 71 спасатель.

     ПСО воевавших в Корее советских и китайских летчиков не выполнялось - до этой войны развитию вертолётов не уделялось должного внимания. ПСО ВВС СССР было создано позже и в мирных условиях не имело никакого боевого опыта по спасению летчиков на территории противника при активном противодействии ПВО с земли в районе приземления.
    Размещаемые на аварийный случай НАЗы (носимый аварийный запас - НАЗ-7,7М,8) в катапультных креслах современных боевых реактивных самолётов ИА, ИБА, РА, ША были тоже с «неагрессивным» уклоном (полностью безоружный!) разработаны на основе первого НАЗ-1 (1960г.) в катапультном кресле космического корабля «Восход» для мирного освоения космоса. 
    Поэтому нашему летчику, сбитому на территории противника, чтобы не попасть в плен и выжить, «воевать» с превосходящими силами можно было только с личным оружием в карманах «штатного» летного костюма - в лучшем случае с автоматическим пистолетом АПС (в обойме 20 патронов, плюс 2 обоймы «по штату»), в худшем - с привычным ПМ (8 патронов в обойме, плюс 2-3 коробочки по 16 патронов - сколько поместится в карманах), «чтобы успеть застрелиться». Поэтому многие летчики всегда летали с "одним лишним" патроном, уже загнанным в ствол табельного пистолета.
    В Афганистане для боевых самолетов МиГ-21,23,27 «миролюбивый» НАЗ-7 срочно начали довооружать. Для этого пришлось доукомплектовывать катапультное кресло КМ-1М более «военизированным» для летчика автоматом калибра 5,45 мм АКС74У с четырьмя магазинами по 30 патронов каждый, расширяя внутренний объем кресла фрезой. С таким вооружением, как у обычного пехотинца, можно было уже не только уверенно летать «за линию фронта» и воевать в небе и на земле, но и уверенно смотреть в завтрашний день: реально продержаться в окружении превосходящего противника до подхода ПСО - «основных» сил с воздуха на помощь тому, кто уже летать не может. 
   7 летчиков с самолетов МиГ-21БИС(Р) погибли и НАЗ достался противнику. 
    АКС74У размещался внутри НАЗа, как было принято с довоенным понятием боевых действий, и, из 6-ти катапультировавшихся пилотов МиГ-21 БИС(Р), практически никто его так и не держал в руках (на войне как на войне: по тебе стреляют и дефицит времени): у самого первого летчика автомат и все рожки к нему улетели в пропасть из порвавшегося на острых камнях ранца, один попал в плен сразу после приземления, один приземлился в безлюдной степи без проблем с НАЗом, другой летчик быстро покинул открытое место, чтоб не подстрелили, предкрайний отстреливался одной рукой из ПМ, потому что замок "молнию" заело на углу сумки, и он не мог достать автомат. 
    Решение по превращению НАЗ-7М в НАЗ-7Б (боевой) для самолетов Су-17, и Су-25 с креслом К-36 было запоздалое и не совсем удачное. Главным недостатком "миролюбивого" НАЗа было то, что автомат крепился на длинном капроновом фале и был "удален" от летчика на 15 м. В мирное время это не было проблемой, так как ничто не мешало летчику после приземления просто подойти к нему в полный рост. На войне же, после приземления в районе цели, под обстрелом и на глазах у врага к нему было не подойти. К тому же, в густозаселенной «зеленке» или в горах НАЗ мог зависнуть на редких деревьях или застрять между камнями и становился только обузой. 
    Грамотный начальник ПДС из Кабула, на 4-м году войны с учетом накопленного опыта, решил разместить АКС74У поверх ранца НАЗа с уже пристегнутым магазином и готовым к стрельбе еще в воздухе, но не на 15 м фале, а на 3-х метровом фале для резиновой лодки. После ручного выпуска НАЗ автомат болтался ниже ног и с легкостью по короткому фалу мог подтягиваться летчиком в руки для ответной стрельбы по стреляющим снизу бородачам. 
    Случай с летчиком в июне 1984 года, катапультировавшимся с МиГ-21БИС крайним, подтвердил, что, в боевой обстановке, это - самый оптимальный вариант нахождение автомата при покидании самолета: все свое ношу с собой и на себе, а НАЗ уже, как дополнение, если будет время и возможность его искать, доставать, открывать!
    Если б при крайнем катапультировании автомат, как и прежде, был внутри НАЗа, то остался бы в нем, зависшем на дереве. Если бы его пришлось сдергивать, то душманы, пробежавшие мимо, без проблем пленили бы этого летчика.

     Во все годы войны в Афганистане ежесуточно всегда выделялось на аэродромах дежурное ПСО, состоящее из пары Ми-8 и пары или звена Ми-24 для их прикрытия. Экипажи и парашютно-десантная группа (ПДГ) постоянно находились на аэродроме в положении «дежурство на земле» в «готовности №2», подразумевавшей взлет максимум через 30 минут, и сменялись через сутки. Во время массированных ударов и высадки десанта в горах устанавливались зоны дежурства в воздухе, максимально приближенных к районам ПВО противника, в которых дежурили экипажи Ми-8МТ для оказания помощи на всем протяжении маршрута полета. Так экипажем капитана Сергея Ефимова было спасено два летчика с Су-17М3 (19.12.1983 ст.л-т Алексеенко и 25.04.1984 ст. л-т Соколов).

    При нанесении самолетами БШУ запланированных совместных ударов авиацией ВВС 40А и авиацией, находящейся в Союзе, с территории ДРА выделялась своя отдельная пара ПСО Ми-8, которая взлетала в расчетное время с аэродрома, ближайшего к наземной цели, для: 
   1). Целеуказания и корректировки экипажем. Для этого на борту мог находится местный житель с переводчиком. 
   2). Фотоконтроля результатов удара с безопасной высоты 1500 м (до появления Пост-Стингеров в 1986г.).
   3). Непосредственно ПСО - дежурство в воздухе около цели на дистанции 8-10 км после целеуказания. 
       Ударная группа и экипажи ПСО получали боевое распоряжение из Кабула с координатами и описанием цели. Редко, но иногда (из-за ошибки телеграфистов в цифрах координат, т.к. шифротелеграммы передавались на два адреса) ударная группа и ПСО выходили в назначенное время в указанный район и докладывали друг другу, что уже "находятся над целью", но визуально друг друга не наблюдали, т.к. между ними было 20-30 км. Те, кто находился над безлюдной степью или горами, если позволял остаток топлива, вынуждены были подтягиваться к "правильной" цели. На такой "несчастный случай" для ударной группы в радиусе 20-30км от аэродрома всегда оговаривалась запасная, "дежурная", цель на земле. К примеру, для смены 83-84 года запасной целью был Пачахак. 
      В другой раз ударная группа и ПСО "залезли" по координатам далеко в горы к одинокому кишлаку, слишком удаленному от ближайших дорог, чтобы быть угрозой для нападения на колонны. Сомнения подтверждали и непривычного цвета крыши для августа: они почему-то были желто-оранжевого цвета, а не желтые. Командир 927 иап полковник Тарасевич понял, что опять какая-то ошибка в боевых распоряжениях для 927иап и 262овэ. Но боевой приказ надо выполнять, поэтому он сбросил бомбы вдалеке от кишлака по голой безлюдной вершине, и все "ударники" отбомбились по его разрывам. Через 3 дня пришло повторное распоряжение с уже знакомым названием кишлака (и привычными крышами цвета желтой глины сверху), но в другом районе и вблизи дороги на Джелалабад: его жители обстреливали и нападали на колонны машин. А в удаленном кишлаке мирные селяне сушили на крышах оранжевый перец или какую-то другую сельскохозяйственную продукцию.
      Летчики тактической авиации, выполняющие боевые вылеты с близлежащих к границе аэродромов на территории СССР (Мары, Карши, Кокайты) и экипажи дальней авиации, также обеспечивались ПСО, но не непосредственно над целью, а из установленных зон дежурства в воздухе в разных районах полета по маршруту. 15 апреля 1987г. одиночный разведчик Як-28 был сбит в районе Мазари-Шариф и экипаж ПСО не получил сообщения от них. В результате командир экипажа ст. л-т Чистеев М., штурман к-н Поваренков С.В. попали в плен и погибли.

      «Сам погибай, но товарищей выручай» - девиз ПСО. На войне ПСО практически всегда осуществлялось при огневом воздействии с земли всех средств ПВО. 
      Не всегда ПСО было успешным, но всегда доводилось до конца следующими экипажами. Так, 4 марта 1987г. на поиск двоих летчиков Су-22УМ 355-го апиб ВВС ДРА (афганского летчика п/п-ка Рахима и его проверяющего - военного советника п/п-ка В.Сафонова), сбитого около Баграма, в наступающих сумерках была поднята дежурная пара ПСО Ми-8МТ и пара прикрытия Ми-24. В район поиска группа вышла в темноте, после захода солнца, что в результате стало причиной столкновения в воздухе ведущего и ведомого Ми-8МТ. В результате крушения оба экипажа погибли. К кромешной темноте взлетела другая пара Ми-8МТ - но спасать уже было некого...
 

      Выделяя на отдельные страницы сайта рассказы о поисково-спасательном обеспечении надеемся, что найдутся непосредственные участники тех драматических событий: спасенные летчики и экипажи, принимавшие участие в их спасении.
    Ждем от них и их однополчан воспоминаний, уточнений, поправок.
 

   Об известных нам случаях проведения в Афганистане ПСО летчиков истребительной, истребительно-бомбардировочной и штурмовой авиации рассказано ниже.

  Спасение летчиков МиГ-21
Леонид Проказин
Игорь Долгих
Александр Гордиюк
 
Спасение летчиков МиГ-23
Спасение летчиков Су-17
Александр Алексеенко
 Спасение летчиков Су-25
Спасение экипажа Ан-26
 

                                                                                 Раздел сайта создан при активном участии А.А.Гордиюка











Приложения:
Помощь приходит с неба ( 62K )
                   www.skywar.ru - Авиация в локальных войнах Rambler's Top100Rambler's Top100